В чем слабые и сильные стороны применения BIM-технологий?

1-ые общественные упоминания о методологии информационного моделирования построек (BIM) в русском медиа-пространстве относятся к 2008 году. А ранее на уровне профессионалов дискуссии шли уже года три.

В 2010 году на конференции Института ускорения строительства в Москве данной теме уже была посвящена отдельная секция. Далее - больше. Уже в 2012 году в Татарстане прошел научно-технический совет в министерстве строительства, архитектуры и ЖКХ, на котором методология BIM была рекомендована для внедрения на стройках Татарстана. В том же году было дано поручение президента Республики Татарстан министерству строительства Татарстана о разработке мотивированной программки модернизации строительной отрасли. К тому моменту местная региональная мотивированная программка по освоению способов "Бережливого производства" уже обосновала свою эффективность.

Потом в марте 2014 года под председательством Дмитрия Медведева состоялось заседание по вопросам инноваторского развития строительной отрасли Рф, на котором отдельным пт было выделено освоение методологии информационного моделирования. В том же году формально программка по BIM была уже принята в Республике Беларусь. В рамках поручений премьер-министра в декабре прошедшего года Минстрой Рф принял план внедрения BIM, и в апреле этого года прошел отбор пилотных проектов на базе BIM для анализа и мониторинга со стороны федеральных органов власти.

История вопроса

Разработка самого подхода BIM имела достаточно длинноватую латентную фазу, но широкую известность в мире подход заполучил приблизительно в 2007 году, в том числе, и благодаря советам Leanconstructioninstitute, использующего BIM для управления строительством в качестве 1-го из составляющих частей на инженерно-сложных объектах. Параллельно LCI был проведен анализ, подтверждающий, что инженерная сложность строящихся объектов очень вырастает и имеет последующую тенденцию к росту в дальнейшем. При всем этом скорость строительства вырастает и тоже имеет тенденцию к ускорению в дальнейшем. Лондон получил право проведения летних Олимпийских игр 2012 года, и это был хороший импульс для развития практики.

BIM представляет собой продукт повсеместного перехода к цифровой эпохе, и в этом смысле это таковой же логичный шаг в развитии, как переход от счетов и арифмометров к калькулятору и от аналоговых фотоаппаратов к цифровым. Применительно к строительной отрасли BIM предлагает сходу несколько тривиальных преимуществ перед тем, как организованы процессы взаимодействия участников строительного процесса в нецифровой эпохе.

Во-1-х, это сквозная интеграция проектировщика, строителя и эксплуатанта. Неограниченное количество нестыковок, утрат данных, утрат времени и свойства проекта, связанных с передачей документации из одних рук в другие, уходит само собой, так как это сейчас единая среда, в какой работают все трое.

Во-2-х, это интеграция всех разделов проектирования меж собой, которая позволяет на отменно ином уровне проектировать и строить, избегая огромного количества неминуемых при обыкновенном проектировании ошибок, накладок, сразу повышая качество контроля как за качеством проектирования, так и за качеством строительства, и что тоже принципиально - контроля за эксплуатацией инженерных систем. В конце концов, что самое принципиальное, моделирование - это принципная возможность проигрывать, рассматривать и ассоциировать разные варианты проектов строительства меж собой, что дает возможность значительно сберегать на ранешних стадиях разработки проекта и ускорять строительство.

В японском автомобилестроении еще в 80-х годах научились проектировать и выводить на рынок авто конструктивно стремительно, при всем этом делая авто высочайшего свойства и по себестоимости, которая дозволила пробить ввезенным автомобилям японской сборки южноамериканский рынок. Сначала 2000-х годов методология leandesign была уже отлично исследована. Но специфичность автопромышленности по отношению к строительству заключается в том, что толика расходов на проектирование вначале меньше, что давало возможность растрачивать на проектирование в автомобилестроении значительно больше, а оборотная связь от производства приходит резвее, что позволяет резвее обучаться на ошибках. В строительстве это не всегда может быть. Потому в строительстве с одной стороны посильнее ощущаются рамки бюджета (нет таких средств), а с другой - нет права на ошибку: тут стоимость ошибки,может быть, и ниже, чем в автомобилестроении, но огромное количество маленьких ошибок стоят в сумме очень и очень недешево.

Как инструмент периодического устранения огромного количества маленьких ошибок, BIMпредставляет собой не что другое, как полностью четкое проигрывание принципов зрительного менеджмента, которые позволяют за счет автоматизации, интегрированной защиты от ошибок, использования приятных изображений и иных приемов перенести основное внимание проектировщика с поиска маленьких технических ошибок на их решения. Зрительный менеджмент - часть производственной системы Тоета с 50-х (!) годов.

Моделирование несколько удорожает процесс проектирования, но не так конструктивно (в автомобилестроении всераспространенной практикой является работа нескольких других институтов до глубочайшей степени, в строительстве это встречается только при разработке концепции, и то изредка), и позволяет сберегать на стройке и эксплуатации еще больше. Российская практика BIM-проектирования вполне подтверждает эти положения.

BIM ради BIM никому не нужен

Если вы еще не используете BIM, то нет смысла трансформировать бизнес и использовать BIM просто ради трехмерного проектирования. Это может быть полезно для реализации объекта, но для специалистов-проектировщиков на объектах обыкновенной инженерной трудности это просто дополнительная нагрузка без призов. Нет особенного смысла использовать BIM для объектов без суровой инженерной составляющей, так как российские инженеры и так управляются с этими объектами. BIM, сначала, нужен там, где идет речь об уникальных объектах с высочайшей технологической составляющей, типа больниц, и сжатыми сроками строительства, до которых нам еще далековато (15 этажей за 7 дней, к примеру). Для того чтоб строить жилище, детские сады, дороги с применением BIM, нам сначала необходимо выстроить систему менеджмента, при которой данное технологическое ограничение будет реально ощущаться и иметь значение. В классической системе строительного менеджмента и классической системе отношений заказчика-генпроектировщика и генподрядчика уровень утрат и неопределенностей, порождаемых самой системой выше, чем вероятные выгоды от внедрения моделирования. Там необходимо почти все расчистить и приготовить для того, чтоб вводить моделирование как действенный инструмент менеджмента.

2-ое принципиальное замечание - это изменение культуры проектирования. Если человек не знает арифметики, ему никчемно давать калькулятор. Если он не знает зарубежного языка, то не поможет электрический переводчик. Современные люди знают, что возникновение в доме современных электрических устройств серьезно оказывает влияние на поведение деток.

Мы живем в стране, в какой труд архитекторов и проектировщиков не очень уважают. Мы до сего времени продолжаем массово проектировать и строить типовые объекты простейшей архитектуры. Строительство чуток более сложных объектов, чем обыкновенные коробки, уже неувязка. При таком уровне подготовки кадров рассчитывать на то, что моделирование объектов поможет сделать лучше качество проектов, некорректно. Более того, в почти всех случаях это дает оборотный эффект. Безликая архитектура русских микрорайонов, благодаря переходу к технологичному проектированию, становится еще больше промышленной, гнетущей, отвратительной и нечеловеческой.

Это можно совсем ясно созидать по проектам, реализованным в Китае и у нас, где проектирование вначале велось в 3D среде, на базе современнейших технологий. Тут вы не увидите различия меж мясокомбинатом и детским садом, кутузкой и жилым комплексом. Проектировщики, работающие в новейшей современной среде, не просто разучились принимать отменно, что они проектируют, они уже не задумываются об этом. Их тревожит только, как комфортно либо неловко им проектировать в той среде, в какой они уже привыкли работать. В этой технологической гонке теряются значительные и принципиальные извечные нюансы работы архитектора-проектировщика.

Разработка виртуального моделирования - это продукт западного демократического общества, где люди привыкли во всех сферах жизни ассоциировать, до того как делать выбор. А наши проектировщики глядят на BIM, как на возможность привлечь вьетнамскую рабочую силу, которая в удаленном режиме будет проектировать за нас. С одной стороны - это путь к технологическому прорыву. С другой стороны - это соц вызов. Нельзя игнорировать соц эффект, который несут такие технологии.

Жалюзи Inspire 140х160 см алюминий цвет белый

Жалюзи дюралевые горизонтального типа – это изделия белоснежного цвета, которые получили распространение благодаря легкости в уходе, надежности, долговременному сроку использования. За счет собственного отменного свойства, практичности, прочности и универсальности эта продукция отыскала обширное применение в офисных помещениях, также в личных домах, коттеджах, квартирах. На сегодня жалюзи можно повстречать практически везде в тех местах, где установлены древесные и металлопластиковые окна.

Достоинства: